Ассоциация поддержки предпринимательства Сибири
  • Регистрация, ликвидация организаций, ИП
  • Юридические услуги Арбитраж
  • Налоговые споры Энергетика
  • Астрал-отчет
  • Бухгалтерское обслуживание
  • Сервисный стол налогоплательщика
  • Ассоциация
    Поддержки
    Предпринимательства
    Сибири
    тел. 54-54-54
     
    Новости АППС Услуги СтатьиПолезное Обратная связь
    Публикации в СМИ Какую форму бизнеса выбрать при открытии своего дела Юридические нюансы работы сомнительных фирм Дела по налоговым преступлениям будут возбуждаться по-новому Мотивация к труду Как снизить стоимость электроэнергии до законных пределов Число налоговых споров в России растет Уведомление ЭСО о расторжении договора Тяжба с энергетиками затянулась до высшей инстанции ЧЧИМ изменяет стоимость электроэнергии Ты их – в дверь, они – в окно. Как сохранить работников при увеличении налогов на заработную плату Не подписывайте кабальных договоров В Алтайском крае отменена плата за техприсоединение к электросетям «Энергетики кредитуются за счет потребителя» Кто ответит за неуплату НДС Вашим партнером? АППС помогает бизнесу

    Не подписывайте кабальных договоров

    Дмитрий Мертес: "Не надо подписывать кабальные договоры"

    13 апреля 2009, 12:58.

    Источник: Ваше дело

    В крае будет создана экспертная группа из числа бизнесменов, перед которой поставлена непростая задача: подготовить предложения по обеспечению контроля над энергоснабжающими организациями на стадии заключения договоров с юридическими лицами. Эта тема приобрела особое звучание на фоне введения дифференцированного тарифа и последовавшей за этим инициативы энергокомпаний по составлению дополнительных соглашений к основным договорам.

    Дмитрий Мертес, заместитель гендиректора по правовым вопросам Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири. Фото из архива редакции.

    Дмитрий Мертес, заместитель гендиректора по правовым вопросам Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири. Фото из архива редакции.

    Решение о создании экспертной группы было принято Общественным советом по развитию предпринимательства при губернаторе Алтайского края. Ее предложения по организации контроля над энергокомпаниями должны быть направлены в региональную администрацию.

    Наш сегодняшний собеседник – Дмитрий Мертес, заместитель гендиректора по правовым вопросам Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири, неоднозначно комментирует данную инициативу: "Да, повлиять на энергоснабжающую организацию (ЭСО) можно. Но только с правовой точки зрения. Императивно, без обращения в суд, никто, кроме прокуратуры и ФАС, не может воздействовать на поставщиков энергии, а указанные органы вправе это делать в редких, исключительных случаях". Руководителям же компаний г-н Мертес в первую очередь рекомендует: "Внимательно прочитайте документ, который вам предлагают подписать энергетики, и разберитесь в его содержании".

    30 дней до рубильника

    – Дмитрий Владимирович, учитывая определенную "закрытость" и обособленность ЭСО, насколько реально организовать общественный контроль над энергокомпаниями?

    – Тезис о "закрытости" ЭСО – заблуждение. Основополагающий документ для отношений с энергокомпанией – это договор энергоснабжения. Он является публичным и должен соответствовать гражданскому законодательству РФ. Публичность договора означает, что ЭСО обязана заключить его с каждым, кто обратится и имеет соответствующие требованиям закона технические условия и набор документов. При этом у потребителя есть право обратиться в ЭСО со своим проектом договора. Однако практика показывает, что энергоснабжающие организации в 99% случаев настаивают на утверждении своего проекта.

    Законодательство в России меняется динамично, действующие договоры энергоснабжения со временем устаревают, и ЭСО направляют потребителям проекты новых договоров. Закон предусматривает, что пока не заключен новый, прежний договор не прекращает действия. На рассмотрение проекта договора у потребителя есть 30 дней. Однако если потребитель не уложился в данный срок, то ЭСО применять "метод рубильника" или другие санкции не вправе. Это можно делать только после вступления в силу судебного решения, подтверждающего тот факт, что прежний договор не соответствует закону.

    Это с точки зрения законодательства. Но на практике все происходит иначе. Инспекторы из ЭСО кладут абоненту на стол проект договора и требуют его срочно подписать, угрожая отключением. Во многих договорах есть пункт, который, упрощенно говоря, гласит: "Если документ не будет подписан в течение 10 дней и ЭСО не получит свой экземпляр, мы вправе вас отключить". Это мера психологического влияния на абонента, которая в большинстве случаев срабатывает: потребитель подписывает договор, содержащий кабальные для него условия, при этом законодательством за это не предусмотрено никакой ответственности ЭСО. Иными словами, все происходит якобы по обоюдному согласию.

    Придуманные обязанности

    – Ранее вы заявляли о том, что договоры энергоснабжения имеют массу пунктов, "противоречащих интересам потребителей и закону". Можете привести примеры?

    – Безусловно. Например, пункт о безучетном потреблении энергии. В "Правилах функционирования розничных рынков электрической энергии в переходный период реформирования электроэнергетики", утвержденных постановлением правительства РФ (№ 530 от 31.08.2006), установлено, что безучетным потреблением является любое вмешательство абонента в работу прибора учета, повлекшее его неисправность. Формулировка, на мой взгляд, достаточно размытая. При этом ЭСО необходимо доказать, что потребитель действительно вмешался в работу прибора учета, что привело к искажению. Поэтому в договоре снабжающие организации прописывают свое видение ситуации, составляя список из 10–15 оснований, которые могут повлечь применение расчета за безучетное потребление. Основанием, например, может быть нарушение температурного режима.

    Еще один важный момент связан с тем, как энергетики определяют объем безучетного потребления. Мощность всех приборов на предприятии, в том числе и неиспользуемых постоянно, умножается на 24 часа. В то время как Гражданский кодекс обязывает абонента оплачивать только фактически потребленный объем энергии.

    – Что в данном случае необходимо делать потребителю?

    – Не подписывать такие договоры, составлять протоколы разногласий, обжаловать действия ЭСО в суде. Существует судебная практика взыскания абонентами с ЭСО средств, полученных последними неосновательно.

    Практически во всех договорах прописываются не предусмотренные законом штрафы. Например, включается пункт об обязанности абонента вести журнал учета потребления энергии. В главе "Ответственность" ЭСО указывает материальную санкцию – определенное количество МРОТ. То есть сначала для абонента придумывается обязанность, а затем штраф за ее неисполнение. Тем самым извлекается выгода не из продажи энергии, а собственно из самого текста договора.

    Кстати, до сих пор актуальной является тема по применению незаконных норм о переборе или недоборе энергии. Причем отдельные ЭСО подходят к ней избирательно. Штрафная санкция предусмотрена во всех договорах, но многие потребители говорят, что их за отклонения не карают. Другие, наоборот, жалуются: "Я плачу за электроэнергию 30 тыс. рублей, а еще 20 тыс. рублей – это штрафы за переборы-недоборы". В подобных случаях незаконно полученные ЭСО денежные средства удается вернуть потребителю только в суде.

    Следующая наболевшая проблема – авансирование платежей. Закон предусматривает, что потребитель вносит 50% платежа до 15 числа каждого месяца, если стороны не договорились иначе. Поскольку многие абоненты не знают об этой норме, они подписываются под тем, что им предлагает ЭСО. А именно – под обязательством в начале месяца делать предоплату в размере 100%. Таким образом, потребители кредитовали и продолжают кредитовать энергетиков.

    ЧЧИ как фактор роста

    – Можете объяснить, в чем причина и суть конфликтных ситуаций, связанных с введением термина "число часов использования"?

    – Федеральная служба по тарифам в конце 2008 года ввела норму, согласно которой тариф должен быть дифференцированным и рассчитываться исходя из конкретного числа часов использования (ЧЧИ) потребителем заявленной мощности. При этом годовой прогноз по ЧЧИ абонент обязан предоставить в энергоснабжающую организацию.

    Главное управление экономики и инвестиций, руководствуясь решением ФСТ, 25 ноября приняло соответствующее региональное постановление. Тем самым в тупик были поставлены энергоснабжающие организации: в действующих договорах норма о ЧЧИ отсутствовала и не было ясности, как же теперь рассчитывать стоимость энергии. 30 ноября было подписано еще одно постановление, согласно которому при отсутствии в договоре конкретной величины ЧЧИ применяются средние одноставочные тарифы, размер которых на самом деле равен минимальному тарифу.

    Это, безусловно, невыгодно энергоснабжающим организациям. Насколько мне известно, в Барнауле в кратчайшие сроки потребителям рассылались дополнительные соглашения к действующему договору. В них ЭСО, демонстрируя некоторые уступки и послабления, отказавшись, например, от некоторых штрафных санкций, включили новое, никому не ясное понятие – ЧЧИ. На него большинство потребителей просто не обратили внимания. Причем все это делалось под угрозой отключения энергии и очень быстро.

    Таким образом, к середине декабря, по нашим оценкам, около 60% потребителей Барнаула подписали дополнительные соглашения. При этом ЭСО преследовали конкретную цель – получить основания для применения максимального тарифа, что почти в два раза увеличивает ежемесячный платеж за электроэнергию.

    Тем, кто отказался подписать соглашение, ЭСО все же начали рассчитывать размер платы именно по новым правилам. Таким образом, к ряду потребителей применяется тариф, который не обусловлен ни законом, ни договоренностью сторон. Дополнительным негативным фактором послужило то, что, подписывая соглашение, многие потребители не настояли на исключении из договора пункта о возможности безакцептного списания средств. И ЭСО сейчас просто снимает со счета потребителя необходимые суммы. Выход у таких абонентов один: идти в суд и взыскивать излишне оплаченные средства либо добиваться, чтобы их зачислили в будущее потребление.

    – А как себя ведут компании, не подписавшие дополнительное соглашение?

    – Есть пример, связанный с "Алтайэнергосбытом". Абонент, к которому без подписания дополнительного соглашения был применен максимальный тариф, основанный на ЧЧИ, обратился в энергоснабжающую организацию с просьбой о перерасчете. "Алтайэнергосбыт", рассмотрев данную просьбу, перерасчет сделал. К сожалению, по нашим данным, на это идут далеко не все ЭСО.

    Думаю, что было бы справедливо не скрывать реальные условия соглашения под новым понятием ЧЧИ, а разъяснить потребителям, что оно означает и какие последствия несет. Ведь в условиях кризиса существенное увеличение стоимости энергии усугубляет и без того тяжелое положение предпринимателей края.

    Кроме того, я считаю, что рассылаемое дополнительное соглашение не соответствует закону. В настоящее время нами ведется работа по обжалованию уже подписанного дополнительного соглашения. Пока никаких гарантий, к сожалению, мы дать не можем. Однако я надеюсь, что мои доводы о незаконном содержании соглашения будут приняты судом. Тогда ЭСО придется более ответственно подходить к содержанию дополнительного соглашения и разъяснять потребителям последствия его подписания, а не скрывать их под различными предлогами.

    Справка

    Дмитрий Владимирович Мертес родился 6 апреля 1982 года в поселке Тамбовском Алтайского края. Окончил Барнаульский юридический институт по специальности "Юриспруденция". После окончания вуза работал в юридической службе "Алтайского завода прецизионных изделий", затем в договорной группе по урегулированию преддоговорных споров предприятия "Алтайэнерго­сбыт". В декабре 2007 года стал одним из учредителей и заместителем генерального директора Ассоциации поддержки предпринимательства Сибири.

    Опрос: а вы экономите на электричестве?

    Геннадий Малков,

    генеральный директор агентства недвижимости "Дом":

    Каких-то специальных мероприятий для сокращения объемов потребления электроэнергии мы не проводим. Правда, пока не пользуемся кондиционерами, что позволяет достичь некоторой экономии. Понятно, что отказаться от компьютеров, телефонной связи и освещения мы не можем. Да и на все это идет не так много электричества. Стоит отметить, что в ближайшее время мы все-таки планируем заменить в офисе обычные лампы на энергосберегающие. Я так сделал у себя дома и заметил, что это и вправду помогает сэкономить.

    Игорь Куликов,

    директор фирмы "Декор":

    Пытаемся. Прежде всего мы следим, чтобы свет не горел зря. Если в помещении никого нет, освещение обязательно нужно выключать. Такие вот простые меры.

    Вячеслав Мусохранов,

    управляющий партнер группы компаний "Аргумент":

    Пока что нет. Но мысли об этом уже начинают появляться. В частности, мы планируем заменить лампы в офисе с обычных на энергосберегающие. По моим расчетам, это позволит сэкономить около 30% электроэнергии. Однако снижение расходов на электричество – это далеко не самый важный способ экономии. Более существенный результат нам дает сокращение расходов на рекламу и Интернет.

    Игорь Степанов,

    руководитель компании "Царь-Терем" (Бийск):

    Конечно, да. Мы установили в офисе энергосберегающие лампы вместо обычных. Кроме того, мы смонтировали специальные выключатели, которые реагируют на движение и автоматически гасят свет, когда человек выходит из помещения. Все это позволяет снизить расходы на электричество. Однако эту экономию нельзя назвать слишком существенной.

    Алексей Сидоров,

    заместитель директора по экономике компании

    "Железобетонные конструкции" (Заринск):

    На заводе мы проводим мероприятия по энергосбережению. У нас есть специальные люди, которые следят за тем, чтобы двигатели механизмов не работали вхолостую, а свет не горел там, где он не нужен. Отмечу, что экономия энергии достигается не в ущерб производству и рабочим. Что касается энергосбережения в быту – тут ничего не могу сказать. Этим больше занимается моя супруга.